Принцип пропорциональности соразмерности последствий действия

Принцип пропорциональности (соразмерности) в международном праве

Принцип пропорциональности соразмерности последствий действия

Согласно международному праву, государства обязаны воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого другого государства в своих международных отношениях.

В настоящее время это обязательство является основополагающим принципом международного обычного права и его соблюдение является универсальной обязанностью. Сегодня этот принцип кодифицирован в статье 2.4 Устава ООН.

Поскольку данный принцип не затрагивает ни право государств поддерживать порядок в пределах его собственной юрисдикции, ни их право защиты от незаконных вторжений, с момента вступления в силу Устава ООН принято, что существуют три правомерных способа «принуждения». Это: реторсии, репрессалии и самооборона.

Под реторсией понимаются правомерные действия одного государства, принимаемые в ответ на предшествующее недружественные (правомерные или неправомерные) действия другого государства. Репрессалии – принудительные действия одного государства, направленные на восстановление прав, нарушенных другим государством.

Такие санкции используется горизонтально, и интересно отметить, что практика государств и арбитражные суды их рассматривают, как правило, в свете принципа пропорциональности.

Под самообороной в международном праве понимается применение силы, осуществляемое государством в ответ на преступное вооруженное нападение. Право на самооборону является не только неотъемлемой частью обычного права, но также закреплено в статье 51 Устава ООН.

Это единственное явное исключение из основополагающего принципа воздержания от угрозы силой или ее применения в международных отношениях. В отличие от реторсии, которая является недружественной, однако, по существу законной мерой, как репрессалии, так и самооборона должны соответствовать определенным условиям для того, чтобы считаться законными актами.

Для права самообороны – это «вооруженное нападение» против государства; в основе права и его ограничением являются понятия военной необходимости и пропорциональности. Именно здесь принцип  пропорциональности (соразмерности) находит свой locus classicus и отправную точку в международном праве.

Как будет показано ниже, его признание в международном праве обусловлено применением международными трибуналами принципа справедливости.

Принцип пропорциональности в применении силы и самообороне (Jus ad Bellum)

В решении арбитража по делу «Наулила» 1928 г. между Португалией и Германией говорится, что не существует применимого права, определяющего легитимность репрессалий государств, и поэтому для восполнения пробела трибунал вынужден обратился к принципам справедливости, оставаясь в рамках права народов, применяемого по аналогии с учетом его эволюции.

Следующим шагом, предпринятым трибуналом, было установление классического определение репрессалий, а также его компонентов, которые необходимо учитывать.

Репрессалии является законным актом самообороны потерпевшего государства только в том случае, если они осуществляются в качестве ответной меры на нарушение международного права, когда мирные переговоры не увенчались успехом.

Их размер должен определяться на основании опыта цивилизации и ограничиваться в соответствии с правилами добросовестности, применимыми в отношениях между государствами. Без предварительного нарушения международного права репрессалии не могут считаться законными.

Однако это определение не указывает, должны ли ответные действия быть соразмерны предшествующему акту или нет. Был введен запрет на злоупотребление правом с учетом опыта Первой мировой войны.

Трибунал постановил, что даже, если согласно праву народов придерживаться пропорциональности противоправному акту не требуется, репрессалии, безусловно, следует считать чрезмерными и, стало быть, неправомерными, если причиненный ими ущерб значительно превышает ущерб от предшествующих недружественных действий.

В заключение трибунал указал, что германское нападение на Анголу, спровоцированное ошибочным убийством трех немцев, не было пропорциональным ответом и никаких попыток провести мирные переговоры не предпринималось. Поэтому репрессалии со стороны Германии были признаны незаконными.

Международный Суд (далее – МС) впервые рассмотрел вопрос о самообороне в 1986 году по делу Никарагуа против США. Прежде чем перейти к конкретным мерам, Суд заявил, что «стороны также согласны с тем, что вопрос о законности ответных действий на это нападение, зависит от соблюдения критериев необходимости и пропорциональности мер, принятых в целях самообороны».

Суд указал, что предоставленная США финансовая и военная помощь антиправительственным группировкам «контрас», также как минирование портов Никарагуа и прямые нападения на порты, нефтяные установки и другие объекты со стороны США были незаконными, поскольку открытого вторжения против Сальвадора со стороны Никарагуа не было.

Тем не менее он продолжил рассматривать вопрос о том, можно ли меры, предпринятые США считать необходимыми и пропорциональными действиями, даже в том случае, если бы они были законными. Суд отметил, что США осуществили свои действия спустя несколько месяцев после того, как главное наступление на правительственные силы Сальвадора было полностью отражено.

Таким образом, компонент необходимости в данном случае отсутствовал. По вопросу о пропорциональности Суд заявил следующее:

237 … Несмотря на существующую неопределенность относительно размера помощи, полученной сальвадорской вооруженной оппозицией от Никарагуа, ясно, что последние действия Соединенных Штатов, о которых идет речь, не могли быть пропорциональны этой помощи.

Наконец, по этому вопросу Суд должен также отметить, что контрмеры Соединенных Штатов в контексте того, что она считает самообороной, продолжалась еще длительное время после того периода, в течение которого предполагаемая вооруженная агрессия Никарагуа могла бы обоснованно происходить.

Суд кратко изложил свои выводы о том, что «действия, в которых обвиняется Никарагуа, даже если бы их совершение было установлено и вменено в вину этому государству, могли бы оправдать пропорциональные контрмеры со стороны пострадавших от них государств, а именно: Сальвадора, Гондураса или Коста-Рика. Однако, они не могут оправдать меры, предпринятые третьим государством, Соединенными Штатами, и в особенности не могут оправдать вмешательство, связанное с применением силы».

В деле Конго против Уганды в 2005 году Демократическая Республика Конго утверждала, что была атакована вооруженными угандийскими силами.

С другой стороны, Уганда заявила, что она оборонялась от нападений со стороны вооруженной группировки Объединенные демократические силы освобождения Конго (ОДС).

Поскольку при нападениях не было задействованы правительственные вооруженные силы Конго, Суд решил, что ссылки Уганды на право самообороны несостоятельны. Он вновь воспользовался возможностью отметить, что принятые меры не являются пропорциональными и необходимыми:

147. По всем этим причинам Суд пришел к выводу, что юридические и фактические обстоятельства, имеющие значения для порядка реализации права на самооборону Уганды против ОДС отсутствовали.

[…] Суд, однако, не может не заметить, что акты захвата аэропортов и городов, расположенных на многие сотни километров вглубь территории от границы с Угандой, не выглядят пропорциональными ряду трансграничных атак, обосновывающих, по ее утверждению, право на самооборону, и не являются необходимыми для этой цели.

Согласно прецедентному праву Международного Суда самооборона явно должна ограничиваться необходимыми и пропорциональными действиями.

Чтобы соответствовать критерию необходимости, вооруженное нападение должно быть совершено со стороны правительственных сил, а, чтобы соответствовать критерию пропорциональности, совершенные для самообороны действия не должны превышать меры, необходимые для предотвращения нападения. Право Совета Безопасности принимать необходимые для поддержания международного мира и безопасности меры должны оставаться в силе.

В заключение следует добавить, что требование о подчиненности права на самооборону принципам пропорциональности и необходимости прочно установилась в прецедентном праве. Это было четко признано Международным Судом.

По просьбе Генеральной Ассамблеи ООН в июле 1996 года МС рассмотрел Консультативное заключение о законности угрозы ядерным оружием или его применения.

После разъяснения того, что Устав ООН является «наиболее уместным применимым правом», он повторил что «представление о том, что реализация права на самооборону обусловлена критериями необходимости и пропорциональности, является нормой международного обычного права».

Принцип пропорциональности при ведении военных действий (Jus in Bello)

Реализуя свое право на самооборону государства должно соблюдать привила ведения военных действий. Основная цель принципа пропорциональности при ведении военных действий – запрещение использования определенных видов вооружения, наносящих ненужные повреждения, а, с другой стороны, ограничение ущерба, причиненного разрешенными видами вооружения.

В Консультативном заключении МС относительно законности угрозы ядерным оружием или его применения было установлено, что принцип пропорциональности сам по себе не исключает применения ядерного оружия при любых обстоятельствах.

Вместе с в нем подчеркивается, что применение силы, в соответствии с правом на самооборону, «должно, чтобы быть законным, также отвечать требованиям права, применимого во время вооруженного конфликта, которое, в частности, включает принципы и нормы гуманитарного права».

Согласно мнению Суда, первый принцип, направленный на защиту гражданского населения, основан на проведении разделения между комбатантами и некомбатантами. Гражданское население никогда не должно быть объектом нападения, а использование оружия, имеющего неизбирательное действие, строго запрещено.

Второй принцип запрещает причинение излишних страданий комбатантам и гражданским лицам. Таким образом, запрет на оружие, не отвечающий этим требованиям гуманитарного права, может рассматриваться как отражение принципа пропорциональности.

Однако после детального изучения гуманитарного права Суд не смог сделать «окончательный вывод о том, будут ли угроза ядерным оружием или его применение законными или незаконными в чрезвычайном случае самообороны, когда под угрозу поставлено само дальнейшее существование государства» (см. Допустимость применения ядерного оружия в соответствии с международным правом).

В 2003 году в деле о нефтяных платформах (Иран против США) МС вновь подтвердил важность соблюдения принципов пропорциональности и необходимости.

Необходимость осуществления мер самообороны может быть обоснована только вооруженным нападением, прямую ответственность за которое несет государство, и даже в этом случае контрмеры должны быть пропорциональны вооруженному нападению с точки зрения используемых средств и сроков осуществления.

В данном деле США провели ряд военных операций против иранских морских и воздушных судов. Было установлено, что ущерб от этих действий непропорционален ущербу, причиненному американскому судну в Персидском заливе.

77. […] В ответ на минирование неустановленными агентами одного военного судна Соединенных Штатов, которое было сильно повреждено, но не потоплено, и не было людских потерь, ни «Операция молитва богомола» в целом, ни даже его часть, когда были разрушены платформы Салмана и Насра, в обстоятельствах данного дела нельзя рассматривать как пропорциональное применение силы в целях самообороны.

Даже если военные действия направлены против законных военных объектов в соответствии с гуманитарным правом, то принцип пропорциональности может влиять на средства и методы их ведения и даже в определенных случаях их запретить.

Нарушением принципа пропорциональности являются нападения неизбирательного характера (в международном вооруженном конфликте) в соответствии с Дополнительным протоколом I 1977 года.

Данное правило не кодифицировано в общих положениях международного гуманитарного права, регулирующих немеждународные вооруженные конфликты, но Международный комитет Красного Креста рассматривает его как норму международного обычного права, применимого не только в международных вооруженных конфликтах, но также и вооруженных конфликтах немеждународного характера.

Источник: http://interlaws.ru/princip-proporcionalnosti-sorazmernosti-v-mezhdunarodnom-prave/

Принцип двойного эффекта

Принцип пропорциональности соразмерности последствий действия

Далее мы рассмотрим некоторые способы оценки моральной допустимости риска.

Широко известный в современной биоэтике принцип двойного эффекта (PDE – the principle of double effect) берет свое начало в средневековой традиции католической теологии. Он применяется для моральной оценки действия в тех конфликтных ситуациях, когда действие приносит противоречивые последствия – как позитивные, так и негативные.

Принцип двойного эффекта состоит из следующих четырех компонентов (рис. 3.3).

  • 1. Природа действия действие само по себе не должно быть существенно неправильным; оно должно быть морально приемлемым либо, по крайней мере, морально нейтральным актом.
  • 2. Намерение действующего субъект преследует только благую цель, хотя негативный эффект может быть им предвидим (предсказуем).
  • 3. Различие между средствами и эффектами негативный эффект не должен быть средством для достижения позитивного эффекта (т.е. он возникает лишь как побочный эффект, неумышленно, не входит в планы субъекта как цель).
  • 4. Соразмерность (пропорциональность) между позитивным и негативным эффектами – позитивный эффект должен перевешивать негативные последствия.

Рис. 3.3.Принцип двойного эффекта:

1 – оценка природы действия самого по себе; 2 – оценка намерений (преследует ли субъект только благую цель): 3 – оценка побочного эффекта (не есть ли он средство достижения цели); 4 – оценка соразмерности: соотношение между благом (целью) и побочным эффектом (что перевешивает)

Существует также сокращенная версия PDE, которая состоит из двух принципов: действие, которое одновременно приносит позитивные и негативные следствия, морально допустимо, если и только если:

  • 1) субъект не намеревается вызвать негативный эффект (как цель либо как средство);
  • 2) имеются соразмерные обстоятельства для получения негативного эффекта.

Принцип двойного эффекта основан на нескольких важных идеях. Прежде всего это различие между намерением и предвидением.

Для моральной оценки действия принципиально важно определить, что является подлинным намерением субъекта, а что – предвидимым эффектом (но не целью и не средством).

Цель и используемые средства должны быть морально приемлемые, а негативный эффект – рассматриваться субъектом как побочный.

Кроме того, важна соразмерность эффектов. Достигаемый позитивный эффект должен перевешивать негативное следствие. Если же предвидимый нами побочный эффект представляет собой несоразмерно большую степень вреда, то такое действие морально недопустимо.

Принцип двойного эффекта активно применяется и обсуждается в биоэтике как один из возможных способов оценки решений и действий. В частности, его используют для анализа клинических ситуаций, когда нужна оценка того или иного решения в связи с ожидаемыми позитивными и негативными следствиями. Риск неблагоприятного события в таком случае выступает как предвидимый негативный эффект.

Принцип PDE применяется в настоящее время также во множестве биоэтических дискуссий на темы абортов, эвтаназии, суицидов, исследований на эмбрионах, паллиативной помощи и др.

Кроме того, он получил широкую приложимость в самых разных областях, помимо биоэтики, в том числе в политической, социальной философии, философии действия, экологической этике и др.

Несмотря на то что высказано немало критики в адрес этого принципа, он часто оказывается полезным средством для прояснения той или иной проблемы и выделения ее главных компонентов, необходимых для моральных оценок.

Существует также правовая оценка в терминах обоснованного и необоснованного риска. В действующем российском законодательстве необходимые указания на это можно найти в ст. 41 УК РФ.

В ней установлено, что не является преступлением причинение вреда при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

(В тексте закона речь идет о причинении вреда «охраняемым уголовным законом интересам».)

Риск признается обоснованным, если преследуемая цель не могла быть достигнута не связанным с риском действием (бездействием), а лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда.

Риск не признается обоснованным, если он был заведомо сопряжен с угрозой для жизни многих людей, угрозой катастрофы или общественного бедствия.

Из данной статьи видно, что обоснованный риск всегда имеет вынужденный, оправданный необходимостью характер. Действия врача по оказанию помощи пациенту содержат обоснованный риск, если:

  • 1) речь идет о достижении явно полезной цели (например, спасение жизни, предотвращение неблагоприятного исхода);
  • 2) риска невозможно избежать, если мы хотим достичь данной цели;
  • 3) врач принимает все достаточные меры, для того чтобы снизить вероятность причинения вреда.

Легко видеть, что подход к оценке риска, который предпринят в ст. 41 УК РФ, является родственным этическому принципу двойного эффекта, поскольку здесь тоже присутствуют преследование полезной цели, риск как побочный и предвидимый эффект, а также требование соразмерности риска.

Дополнительным же но отношению к PDE-нринцину является то, что лицо, выполняющее рискованное действие, обязано принять также достаточные меры для предотвращения вреда.

Page 3

Проблема врачебных ошибок издавна существовала в медицине. За причинение вреда больному в древности врача могли изгнать из врачебного сообщества, а в законах Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) были установлены наказания для неудачливых врачей.

В наше время масштабы распространенности врачебных ошибок огромны. Например, по официальным данным Института медицины США, из-за медицинских ошибок в американских госпиталях ежегодно погибают от 44 до 98 тыс. человек (причем есть данные, что на самом деле количество ошибок еще выше), а общие издержки из-за медицинских ошибок оцениваются в 17–29 млрд долл. США.

Ошибки и осложнения медицинской помощи. Согласно усредненным данным, полученным из различных исследований, до 13% случаев госпитализации пациентов является следствием негативных эффектов лечения или диагностики; почти 70% ятрогенных осложнений можно было бы избежать (в США такие осложнения охватывают около 13 млн госпитализированных пациентов ежегодно) (рис. 3.4).

Рис. 3.4.Доля ошибок и осложнений при оказании медицинской помощи[1]:

а – следствие негативных эффектов лечения или диагностики, процент госпитализаций; б – процент ятрогений предотвратимы

Врачебная (медицинская) ошибка – это действия или бездействия врачей (либо другого медицинского персонала), которые причинили (или явно могли причинить) пациенту вред здоровью и нарушают нормативы медицинской помощи.

Результатами врачебной ошибки могут быть осложнения течения заболевания, появление новых патологических состояний у пациента, причинение физических и нравственных страданий, более длительное течение заболевания, дополнительные расходы на лечение, неэффективное использование ресурсов здравоохранения и др.

Понятие врачебной ошибки в законе четко не определено. В действующем российском законодательстве говорится лишь о праве пациента на возмещение вреда, причиненного его здоровью при оказании медицинской помощи (ст. 19 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»).

Само понятие ошибки предполагает существование некоего образца или стандарта, от которого происходит отклонение.

Если нет эталона «хорошей практики», то, в строгом смысле слова, невозможно говорить и о врачебных ошибках. Поэтому во многих случаях остаются сложности с идентификацией дефектов медицинской помощи.

Для четкого определения врачебных ошибок нужны соответствующие правила хорошей практики или клинические стандарты.

Вместе с тем существует и множество совершенно очевидных случаев, для которых нс требуется введение стандартов. Например, забытый в полости тела хирургический инструмент или тампон при операции является самоочевидной врачебной ошибкой.

Ошибки медсестер при выполнении лекарственных назначений.

Исследование, проведенное в Иране (2009), в котором участвовали 237 случайно выбранных медицинских сестер, дало следующие результаты: 64,55% опрошенных сестер сообщили, что совершали такие ошибки; кроме того, 31,37% ответили, что бывали на грани совершения ошибки. Наиболее частые виды ошибок – неправильная дозировка и неправильная скорость введения препарата.

Далее, наиболее частыми причинами ошибок медсестер при выполнении лекарственных назначений являются (рис. 3.5):

Рис. 3.5.Ошибки медсестер при выполнении лекарственных назначений, %[2]

Page 4

< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая >

Различными авторами предложено много классификаций врачебных ошибок. Существует известная классификация Ю. Т. Комаровского (1976), которая имеет очень детализированный характер[1]. Приведем ее в сокращенном варианте. Эта классификация группирует врачебные ошибки по нескольким рубрикам.

  • 1. По виду:
  • 1) диагностические (по заболеваниям и осложнениям, по качеству и формулировке диагнозов, по расхождению исходного и заключительного диагнозов);
  • 2) лечебные (общие, тактические, технические);
  • 3) организационные (административные, документационные, деонтологические).
  • 2. По причинам:
  • 1) субъективные (моральные и физические недостатки врача, недостаточная профессиональная подготовка, недостаточный сбор и анализ информации);
  • 2) объективные (неблагоприятные особенности пациента и его заболевания, неблагоприятная внешняя обстановка, несовершенство медицинской науки и технологии).
  • 3. По последствиям:
  • 1) нетяжелые (временная потеря трудоспособности, ненужная госпитализация);
  • 2) тяжелые (ненужное лечение, инвалидность, летальный исход).
  • 4. По категориям, их критериям и возлагаемой ответственности:
  • 1) заблуждение – не квалифицируется;
  • 2) несчастный случай – имеет место при выполненных обязанностях врача, ненаказуем;
  • 3) проступок – при нарушении врачебных обязанностей и нетяжелых последствиях ошибки, возможно административное расследование и дисциплинарное взыскание;
  • 4) преступление – при нарушении долга врача и тяжелых последствиях ошибки, возможно уголовное преследование и наказание.

Источник: https://studme.org/97819/etika_i_estetika/printsip_dvoynogo_effekta

Проф-Адвокат
Добавить комментарий